телефон Казахстан +7 707 177 72 75
телефон Склад в Алматы 329 73 69
Телефон Россия +7 965 706 17 65 Стать партнером компании
vk logo ok logo

Корзина

Корзина пуста.

Влияние световых режимов, мелатонина и эпиталона на активность панкреатической и кишечной амилаз у крыс разного возраста

Усп ехи геронтологи• 2006 • Вып. 19

_________________________________________________________________________________

 © Коллектив авторов, 2006 г.                                         Успехи геронтол.—2006.—Вып. 19.—С. 66–71

УДК 613.165:[612.334+612.344]:053:599.323.4

* Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 04-04-49168).67Усп ехи геронтологи• 2006 • Вып. 19

 

Е.Б. Свечкина¹, Н.Н. Тютюнник¹ И.А. Виноградова²

 

ВЛИЯНИЕ СВЕТОВЫХ РЕЖИМОВ, МЕЛАТОНИНА И ЭПИТАЛОНА НА АКТИВНОСТЬ ПАНКРЕАТИЧЕСКОЙ И КИШЕЧНОЙ АМИЛАЗ У КРЫС РАЗНОГО ВОЗРАСТА*

___________________________________________________________________________________

1 Институт биологии КарНЦ РАН, Петрозаводск 185640, Пушкинская ул., 11;e-mail: tyutyunnik@krc.karelia.ru;

2 Петрозаводский государственный университет, Петрозаводск 185910, пр. Ленина, 33; e-mail: irinav@petersu.ru

_________________________________________________________________________________

Установлено, что содержание крыс при различных режимах освещения оказывает разнонаправленное влияние на активность панкреатической и кишечной амилаз и имеет свои особенности в возрастном аспек­те, а также при воздействии геропротекторных средств. Применение мелатонина приводит к увеличению актив­ности панкреатической амилазы у зрелых животных при естественном освещении северо-запада России (NL) и стандартном освещении (LD) и к снижению —при вве­дении эпиталона. У молодых и старых крыс активность этого фермента при режиме LD с применением мелато­нина и эпиталона снижается. Активность кишечной ами­лазы у зрелых и старых крыс под действием препаратов возрастает при естественном освещении и снижается при стандартном режиме по отношению к контрольной группе животных, находящихся в режиме LD.

Ключевые слова: пищеварительные ферменты, под­желудочная железа, тонкая кишка, мелатонин, эпита­лон, старение.

Установлено, что старение организма сопровожда­ется изменением уровня активности пищеварительных ферментов и, соответственно, нарушением процессов гидролиза и транспорта [12]. Это проявляется, в час­тности, снижением скорости всасывания глюкозы [5]. Показано, что при старении происходит снижение окислительных процессов в клетках, падение энергети­ческих резервов, уменьшение уровня активного транс­порта мономеров и, возможно, числа транспортеров, функционирующих на мембране клеток эпителия. В свою очередь, атрофия слизистой оболочки вызывает сокращение площади поверхности кишечных клеток, что приводит к снижению уровня всасывания [5].

Исследования последних десятилетий свидетельс­твуют о ключевой роли шишковидной железы (эпифи­за) в механизмах старения [2, 3, 8]. Мелатонин, основ­ной гормон эпифиза, регулирует биологические ритмы и участвует во многих физиологических процессах: иммунитете, работе антиоксидантной системы, проли­ферации клеток слизистой кишки, регуляции сна [4, 8]. С возрастом происходит снижение синтеза мелатонина эпифизом [3, 8]. Нарушения циркадных и сезонных биоритмов, сопровождаемые снижением продукции мелатонина, ускоряют старение организма, сокращают продолжительность жизни и приводят к развитию раз­личных патологических процессов, включая метаболи­ческий синдром, язвенную болезнь желудка и двенад­цатиперстной кишки и некоторые новообразования [1, 4, 8, 16, 19, 25].

Целью нашего исследования явилось изучение из­менения активности панкреатической (α) и кишечной (γ) амилаз при старении у крыс, содержащихся в ус­ловиях различных световых режимов, в том числе и ре­жиме естественного освещения северо-запада России, а также влияния мелатонина и эпиталона на активность данных ферментов.

Методика исследования

В опытах были использованы самцы и самки крыс ЛИО (Ленинградский институт онкологии) [17]собс­твенной разводки, родившихся в начале мая 2003 г. Животные содержались в стандартных пластмассовых клетках при температуре 21–23°C. Они получали сба­лансированный гранулированный корм [16]и питьевую воду без ограничения. Для изучения возрастных изме­нений панкреатической и кишечной амилаз у молодых, зрелых и старых крыс под влиянием различных свето­вых режимов и геропротекторных препаратов прове­дены исследования в возрасте 6, 12 и 18 мес. Работа выполнена с соблюдением принципов Хельсинкской декларации о гуманном отношении к животным.

В каждом из возрастных периодов исследовалось 50 животных, которые с месячного возраста были разделены на 4 группы и содержались в различных световых режимах. Первая группа крыс находилась в условиях стандартного режима освещения (LD). Люминесцентные лампы (освещенность 750 лк на уров­не клеток) освещали помещение в течение 12 дневных часов, на ночь (12 ч) свет отключали. Вторая группа животных находилась в условиях естественного освеще­ния (NL), учитывались особенности годовой фотопери­одичности северо-запада России [6]. При данном ре­жиме освещенность определялась сезоном года: зимой минимальная продолжительность дня составляла 4,5 ч, а летом продолжительность светового дня достигала 24 ч («белые ночи»). Освещенность в помещении меня­лась в течение суток (на уровне клеток в утренние часы — 50–200 лк, днем — до 1000 лк в ясный день и 500 лк в пасмурный день, к вечеру — 150–500 лк). Третья группа крыс содержалась при круглосуточном постоян­ном (LL) освещении люминесцентными лампами (750 лк на уровне клеток). Животные четвертой группы на­ходились в условиях световой депривации (DD), при этом освещенность в помещении составляла 0–0,5 лк.

Животные первых трех групп с 4-месячного возрас­та были разделены на три подгруппы. Первая получа­ла с питьевой водой в ночное время мелатонин (Sigma, США) в дозе 10 мг/л [22], второй — ежемесячно курсами 5 дней в неделю подкожно вводили эпиталон (Санкт-Петербургский институт биорегуляции и герон­тологии СЗО РАМН) 0,1 мкг на крысу [13]. Крысы третьей подгруппы являлись контрольными. В этом случае выделялись две подгруппы: одни контрольные животные получали эквиобъемную инъекцию физиоло­гического раствора в те же часы, когда производилась инъекция эпиталона, другие — питьевую воду в ночное время (плацебо).

Активность амилазы определяли в гомогенатах тка­ни поджелудочной железы и слизистой тонкой кишки по методу Дроздовой и Фексон в модификации [7]. Активность ферментов выражали в миллиграммах про­дуктов гидролиза, образующихся в 1 мин в расчете на 1 г влажной массы ткани (мг/мин/г). Полученные данные обрабатывали статистически с использованием t-критерия Стъюдента.

                                                                          

Обсуждение результатов

Влияние различных режимов освещения на активность панкреатической и кишечной амилаз у крыс разного возраста

Результаты исследования показали, что активность панкреатической амилазы у молодых (6-месячных) и зрелых (12-меcячных) крыс, содержавшихся при стан­дартном режиме освещения (LD), была практически на одном уровне (188 мг/мин/г и 200 мг/мин/г соответс­твенно), а у старых (18-месячных) — в 4,7 раза выше, чем у зрелых (939 мг/мин/г, p<0,05) (рисунок, А).

В режиме NL у молодых животных активность α-амилазы была почти в 2 раза ниже, чем у контрольных (LD) этого возраста, у зрелых увеличилась на 58%, а у старых снизилась вдвое по сравнению с контролем. Однако, с возрастом (от 6 до 18 мес.) активность фер­мента постепенно увеличивалась.

При постоянном освещении (LL) у 6-месячных крыс активность панкреатической амилазы была ниже уровня контрольных животных, у 12-месячных она уве­личилась в 4,4 раза (875 мг/мин/г, p<0,05) по срав­нению с показателями этого же возраста в режиме LD и в 6,5 раз (p<0,05) по сравнению с молодыми живот­ными. У 18-месячных крыс в режиме LL активность фермента была в 4,4 раза ниже контроля (p<0,05) и в 4 раза ниже (p<0,05), чем у зрелых особей.

В условиях световой депривации (DD) у молодых крыс активность α-амилазы была почти в 3 раза ниже, чем у контрольных животных этого возраста. Однако у зрелых животных ее уровень был в 3,9 раза выше (p<0,05), чем у молодых крыс, а у старых в 6,6 раза выше (p<0,05), чем у зрелых.

Активность кишечной амилазы у молодых крыс при режимах NL, LL и DD почти не отличались от уровня фермента у животных в режиме LD (рисунок, Б). По мере старения у зрелых крыс в режиме LD активность γ-амилазы увеличилась почти вдвое (345 мг/мин/г; p<0,05) по сравнению с молодыми живот­ными (184 мг/мин/г), а у старых существенно не из­менилась. Режим NL у 12-месячных крыс приводил к репрессии синтеза γ-амилазы в 1,6 раза (p<0,05), а у 18-месячных — в 2,5 раза по сравнению с контрольны­ми животными. При старении крыс в этом режиме ак­тивность фермента увеличивалась у зрелых животных и снижалась у старых.

Содержание крыс в режиме LL привело к увеличе­нию γ-амилазы у зрелых животных в 1,8 раза (p<0,05) по сравнению с молодыми и снижению ее уровня у ста­рых особей по сравнению со зрелыми. В режиме световой депривации (DD) активность фермента снижалась в 2,2 раза (p<0,05) у зрелых крыс и на 42% (p<0,05) у старых по сравнению с контрольными (LD) животными, однако, с возрастом (от 6 до 18 мес) наблюдалось постепенное увеличение активности кишечной амилазы.

Таким образом, влияние световых режимов на ак­тивность панкреатической амилазы у крыс при старе­нии было разнонаправленным. У молодых и зрелых крыс группы LD активность панкреатической амилазы не различались, а у старых исследуемый показатель был в 5 раз выше, чем у зрелых. В режиме NL и DD у зрелых крыс активность α-амилазы была выше, чем у молодых особей, а у старых выше, чем у зрелых жи­вотных. При LL у крыс в период от 6- к 12-месячному возрасту ферментативная активность увеличилась, а у старых животных снижалась по сравнению со зрелы­ми. Снижение панкреатической амилазы у 6-месячных крыс в NL, LL и DD режимах, вызванное изменением 68 околосуточных биоритмов, возможно, имеет стрессо­вую природу. Ранее показано, что у молодых крыс при стрессорных воздействиях происходит нарушение соот­ношения скоростей синтеза и деградации ферментов в слоях тонкой кишки, что и проявляется в уменьшении их активности [10]. Репрессия синтеза α- и γ-амилазы при LL у старых крыс, возможно, связана с тем, что длительное воздействие светом подавляет ночной пик секреции «гормона ночи» мелатонина, который выде­ляется нейроэндокринной железой, куда по нервным путям передается информация о свете от сетчатки глаз [8, 18]. Содержание крыс при естественном освещении в условиях европейского севера, где продолжительность светового дня в летние месяцы значительно увеличива­ется и составляет 24 ч в сутки, а в зимнее время умень­шается до 4,5 ч, приводит к нарушению адаптации к изменяющемуся световому режиму, что сопровожда­ется повышенным темпом старения организма. Можно предположить, что содержание крыс в режимах NL и LL является стресс-фактором, так как по мере старения крыс в этих условиях имеет место чередование резкой индукции синтеза с его репрессией как панкреатичес­кой, так и кишечной амилаз, при которых включаются режимы адаптационно-компенсаторного характера.

Влияние мелатонина и эпиталона на активность панкреатической и кишечной амилаз у крыс разного возраста

При исследовании действия мелатонина и эпита­лона на активность α- и γ-амилаз обнаружено разно­направленное влияние этих препаратов у крыс разного возраста. В результате проведенных экспериментов ус­тановлено, что у 6-месячных животных, содержащихся в различных световых режимах, не наблюдается досто­верного влияния мелатонина и эпиталона на активность панкреатической и кишечной амилаз. Исключением является снижение активности α-амилазы у моло­дых крыс при режиме LD под действием мелатонина на 78% (p<0,05) и эпиталона на 40% по отношению к контрольной группе. У 12-месячных крыс, содержа­щихся в режимах LD и NL, активность панкреатичес­кой амилазы при введении мелатонина увеличивалась на 73% и 39% по отношению к уровню этого фермента у животных, получавших плацебо, а под влиянием эпи­талона, наоборот, снижалась и находилась в пределах 68% и 59%, соответственно (таблица).

Применение мелатонина привело к увеличению активности амилазы и у старых животных при NL в 2 раза (p<0,05). При режиме LD отмечено снижение активности фермента под действием мелатонина на 40% и эпиталона на 25% у старых крыс. В условиях LL активность α-амилазы под влиянием мелатонина и эпиталона у молодых крыс была близка к контролю, у зрелых крыс снизилась на 22% (p<0,05) и 24%, а у старых увеличилась, составив 120% и 194% от уровня плацебо. У зрелых и старых крыс действие препаратов на активность α- и γ-амилаз было однонаправленным. Так, у 12-месячных животных при введении мелатони­на в условиях LD активность α-амилазы увеличива­лась в 8,4 раза (p<0,05), при NL и LL — в 4,8 раза (p<0,05), а применение эпиталона привело к увеличе­нию активности панкреатической амилазы почти в 5 раз при режиме LL у зрелых крыс по сравнению с мо­лодыми. У старых крыс под влиянием эпиталона было отмечено увеличение α-амилазы в режиме LD в 5 раз (p<0,05), при NL — в 2,6 раза (p<0,05) по сравне­нию со зрелыми животными. Применение мелатонина способствовало увеличению у 12-месячных животных активности кишечной амилазы при режиме LD в 2 раза (p<0,05), при NL — 1,6 раза (p<0,05) по сравнению с молодыми крысами.

 

 

 

 

                                                                                 А                                                                                                  Б

 

Влияние разных световых режимов на активность панкреатической (А) и кишечной (Б) амилазу крыс разного возраста.

LD — 12-часовое чередование дня и ночи, NL — естественное освещение северо-запада России, LL — постоянное освещение, DD — постоянная темнота; * — p<0,05 по отношению к LD соответствующего возраста, 1 — p<0,05 по отношению к 6-месячному возрасту, 2 — p<0,05 по отношению к 12-месячному возрасту.

 

Полученные данные согласуются с результатами В.Х. Хавинсона с соавт. [14], которые отмечали наибо­лее выраженное повышение уровня активности боль­шинства пищеварительных ферментов в тонкой кишке 11-месячных крыс при влиянии вилона и эпиталона, в отличие от молодых (3-месячных), у которых наблюда­лось как увеличение, так и уменьшение активности.

Присутствие мелатонина определено во всех отде­лах желудочно-кишечного тракта животных и человека, от пищевода до прямой кишки, с максимумом в слизис­том слое [21], где его уровень во много раз превышает содержание в эпифизе в ночное время [20]. В условиях полярных широт, когда световой период не меняется в течение длительного времени, у части людей отмеча­лось появление свободно-текущих ритмов продукции мелатонина, что влекло за собой снижение настроения, сонливость в дневное время и ухудшение ночного сна [8]. В то же время, несмотря на сравнительно высокую активность людей, работающих в ночные смены, эф­фективность пищеварения у них в целом ниже, чем в дневные часы [8, 9]. Нарушение секреции мелатонина, вызванное сменой околосуточных световых режимов, приводило к развитию аденокарцином молочной желе­зы и толстой кишки у женщин, работающих по ночам [23, 24], а десинхроноз, вызванный сезонными пере­стройками организма — к осеннему обострению язвен­ной болезни двенадцатиперстной кишки [4, 8, 11].

Активность панкреатической и кишечной амилаз под влиянием световых режимов, мелатонина и эпиталона у крыс разного возраста (мг/мин/г)

Группа

Возраст, мес.

6

%

12

%

18

%

Поджелудочная железа

Стандартное освещение (LD)

Плацебо

188±42,6

100

200±56,0

100

939±173,7

100

Мелатонин

42±2,4*

22

348±55,5* ¹

173

563±136,9

60

Эпиталон

113±27,5

60

135±56,5

68

706±171,1¹

75

Естественное освещение (NL)

Плацебо

96±4,3

100

316±65,9

100

439±98,5

100

Мелатонин

92±4,5

96

440±54,5¹

139

909±231,2*

207

Эпиталон

83±3,4*

87

189±52,4

59

501±125,1

114

Постоянное освещение (LL)

Плацебо

134±11,5

100

875±16,8

100

218±34,8

100

Мелатонин

144±11,4

107

685±94,8* ¹

78

262±81,1

120

Эпиталон

137±14,8

102

671±117,8¹

76

422±185,9

194

Световая депривация (DD)

Плацебо

68±17,2

36

264±103,1

132

1738±43,1

185

Тонкая кишка

Стандартное освещение (LD)

Плацебо

184±0,4

100

345±15,5

100

352±6,0

100

Мелатонин

168±17,5

91

330±18,1¹

96

283±66,0

80

Эпиталон

169±10,0

91

280±50,0

70

279±38,3*

79

Естественное освещение (NL)

Плацебо

166±15,7

100

213±39,5

100

142±46,9

100

Мелатонин

173±6,5

105

277±35,7¹

130

251±55,3

176

Эпиталон

189±1,0

114

259±38,1

122

262±48,2

185

Постоянное освещение (LL)

Плацебо

182±1,0

100

319±35,0

100

249±39,1

100

Мелатонин

182±0,9

101

263±41,7

82

228±61,9

92

Эпиталон

176±4,0

97

222±49,6

70

255±65,9

101

Световая депривация (DD)

Плацебо

151±0,6

82²

159±25,6

46²

205±61,9

58²

                       

 

В наших исследованиях нарушение циркадного ритма у молодых крыс привело к снижению в 2 раза активности панкреатической амилазы при естественном освещении северо-запада России в осенний период, и в 2,8 раза в условиях постоянной темноты. Активность кишечной амилазы при моделировании световых режи­мов освещения у 6-месячных животных практически не изменялась. При содержании животных в режиме постоянного освещения у зрелых крыс активность пан­креатической амилазы была в 6 раз выше, чем у моло­дых, а у старых — в 4 раза ниже, чем у зрелых. Режим световой депривации оказал стрессирующее влияние на активность панкреатической амилазы у старых крыс, которая была в 6,6 раза выше, чем у зрелых животных. Содержание крыс в режимах NL и DD привело к уг­нетению синтеза кишечной амилазы у зрелых и старых крыс, по сравнению с режимом LD.

Исследование действия мелатонина и эпиталона на активность панкреатической и кишечной амилаз у крыс при содержании в различных световых условиях пока­зало, что γ-амилаза оказалась более устойчивой к воз­действию данных препаратов, так как не наблюдалось резких колебаний активности этого фермента у крыс разного возраста при режимах LD, NL и LL. Также установлено, что уровень активности этих ферментов у зрелых и старых животных был намного выше уровня активности амилаз у молодых крыс. Применение мела­тонина привело к увеличению панкреатической амилазы у зрелых животных при естественном освещении и к ее снижению в этих условиях при введении эпиталона. У молодых и старых крыс в режиме LD активность α-амилазы при действии мелатонина и эпиталона снижа­лась. Активность кишечной амилазы у зрелых и старых животных при действии препаратов возрастала при NL освещении и снижалась при LD освещении по отноше­нию к группе, получающей плацебо.

Полученные результаты дают основание считать, что панкреатическая и кишечная амилазы оказались бо­лее чувствительны как к световым режимам, так и к ме­латонину и эпиталону, обладающим геропротекторными свойствами [4, 13, 15]. Использование данных препа­ратов способствует улучшению деятельности фермен­тных и транспортных систем поджелудочной железы и тонкой кишки, нормализации функции пищеварения при старении.

Литература

1. Анисимов В.Н., Кветной И.М., Комаров Ф.И. и др. Мелатонин в физиологии и патологии желудочно-кишечного тракта.—М.: Советский спорт, 2000.—184 с.2. Анисимов В.Н. Молекулярные и физиологические ме­ханизмы старения.— СПб.: Наука, 2003.— 468 с.

3. Анисимов В.Н. Физиологические функции эпифиза (геронтологический аспект) // Росс. физиол. журн.—1997.—Т. 83, № 8. —С. 1–13.

4. Анисимов В. Н., Хавинсон В.Х., Заварзина Н.Ю. и др. Влияние пептида эпифиза на показатели биологического возраста и продолжительность жизни мышей // Росс. физи­ол. журн.—2001.—Т.87, № 1.—С. 125–135.

5. Валенкевич Л. Н., Уголев А. М. Пищеварительная сис­тема // Биология старения.— Л., 1982.— С.343–369.

6. Виноградова И. А. Влияние различных световых режи­мов на показатели биологического возраста и развитие воз­растной патологии у крыс // Мед. акад. журн.— 2005.—№ 2, прилож.6.—С. 16–18.

7. Дроздова Г.А., Фексон Э.Г. Определение активнос­ти амилазы в биологических жидкостях // Лабор. дело.—1981.— № 3.— С.138–139.

8. Комаров Ф.И., Рапопорт С.И., Малиновская Н.К., Анисимов В.Н. Мелатонин в норме и патологии.—М.: ИДМедпрактика-М, 2004.—308 с.

9. Комаров Ф.И., Рапопорт С.И., Хараян Л.В. Сезонные ритмы в заболеваниях внутренних органов // Сов. мед.—1985.— № 5.—С. 80 – 84.

10. Невмывак Ю.В., Тимофеева Н.М. Активность амино-и дипептидаз эпителиальных и субэпителиальных слоев тон­кой кишки у крыс разного возраста после иммобилизацион­ного стресса // Росс. физиол. журн.—1999.—Т.85, № 12.—С. 1574–1581.

11. Расулов М.И. Эндоскопические и электрографи­ческие особенности сезонного течения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки: Дисс. … канд. мед. наук.—М., 1989.—163 с.

12. Уголев А.М., Егорова В.В., Иезуитова Н.Н. и др. Ферментативно-транспортные характеристики тонкой киш­ки крыс при старении // Росс. физиол. журн.—1992.—Т.78, № 8.—С. 29–37.

13. Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н. Пептидные биорегуля­торы и старение.—СПб.: Наука, 2003.— 312 с.

14. Хавинсон В.Х., Малинин В.В., Тимофеева Н.М. и др. Влияние эпиталона на активность ферментов желудочно-кишечного тракта молодых и старых крыс // Бюлл. экспер. биол. и мед.—2002.—Т.133, № 3.—С. 337–339.

15. Anisimov V.N. Effect of melatonin on life span and lon­gevity // Melatonin: Biological Basis of Its Function in Health and Disease / S.R. Pandi-Perumal, D.P.Cardinali, eds.—Georgetown, TX: Landes Bioscience.—2005.—Р.45–59.

16. Anisimov V.N., Khavinson V.Kh., Popovich I.G. et al. Inhibitory effect of the peptide epitalon on the development of spontaneous mammary tumors in HER-2/neu transgenic mice // Int. J. Cancer.—2002.—Vol. 101, № 1.—P. 7–10.

17. Anisimov V.N., Pliss G.B., Iogannsen M.G. et al. Spontaneous tumors in outbred LIOrats // J. Exp. Clin. Cancer Res.—1989.—Vol. 8, № 4.—P. 254–262.

18. Вartsch С., Bartsch H., Blask D.E. et al. The pineal gland and cancer. Neuroimmunoendocrine mechanisms in malignan­cy.—Berlin: Springer, 2001.—578 p.

19. Fu L., Pelikano H., Lin J. et al. The circadian gene Period 2 plays an important role in tumor suppression and DNA damage response in vivo // Cell.—2002.—Vol. 111.—P. 41–50.

20. Huether G. The contribution of extrapineal sites of mel­atonin synthesis to circulating melatonin levels in higher verte­brates // Experientia.—1993.—Vol. 49.—P. 665–670.

21. Lee P.P., Pang S.F. Melatonin and its receptors in the gas­trointestinal tract // Biol. Signals.—1993.— Vol.2.— P.181–193.

22. Pierpaoli W., Maestroni G.J.M. Melatonin: a principal neu­roimmunoregulatory and anti-stress hormone: anti-aging effect // Immunol.

23. Schernhammer E.S., Laden F., Speizer F.E. et al.  Rotating night shifts and risk of breast cancer in women participating in the nurses health study // J. Natl. Cancer Inst.—2001.—Vol. 93.—P. 1563–1568.

24. Schernhammer E.S., Laden F., Spezer F.E. et al. Night-shift work and risk of colorectal cancer in the NursesíHealth Study // J. Natl. Cancer Inst.—2003. óVol. 95.—P. 825–828.

25. Turek F.W., Joshu C., Kohsaka A. et al. Obesity and metabolic syndrome in circadian Clock mutant mice // Science.— 2005.—Vol. 308.—P. 1043–1045.

 

Adv. gerontol.—2006.—Vol. 19.—P. 65–71

 

E.B. Svetchkina¹, N.N. Tyutyunnik¹, I.A. Vinogradova²

 

INFLUENCE OF LIGHT MODES AND GEROPROTECTORS ON AMYLASE ACTIVITY IN PANCREAS AND SMALL INTESTINE INRATS OF DIFFERENT AGE

¹Institute of Biology KRCRAS, 11 Pushkinskaya ul., Petrozavodsk 185640; e-mail: tyutyunnik@krc.karelia.ru;

²Petrozavodsk State University, 33 Lenina pr., Petrozavodsk 185910; e-mail: irinav@petersu.ru

 

The study shows that keeping rats in different light modes has a different impact on pancreatic and intestine amylase activity and has its peculiarities in regard of age as well as geroprotectors’ influence on it. Melatonin use entails pancreatic amylase activity increase in mature animals in natural light of the North-West of Russia (NL) and 24-hour constant light (LD) and on the contrary amylase activity drops in case of using epitalon. Simultaneously, the enzyme activity in young and old rats under LD, melato­nin and epitalon decreases. Intestine amylase activity influenced by both preparations rises in NL and drops in LD mode with respect to the control group.

Key words: digestive enzymes, pancreas, small intestine, melatonin, epitalon, aging.