телефон Казахстан +7 707 177 72 75
телефон Склад в Алматы 329 73 69
Телефон Россия +7 965 706 17 65 Стать партнером компании
vk logo ok logo

Корзина

Корзина пуста.

Применение пептидных биорегуляторов для профилактики рака: результаты 35-летних исследований и перспективы

ВОПРОСЫ ОНКОЛОГИИ. 2009. ТОМ 55, № 3

© В.Н Анисимов, В.Х.Хавинсон, 2009                                               Вопросы онкологии, 2009, том 55, № 3

УДК 615.277.3

В.Н. Анисимов, В.Х. Хавинсон

 

ПРИМЕНЕНИЕ ПЕПТИДНЫХ БИОРЕГУЛЯТОРОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ РАКА:

РЕЗУЛЬТАТЫ 35-ЛЕТНИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПЕРСПЕКТИВЫ

 

          ФГУ НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова Росмедтехнологий, Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН

        

          В обзоре обобщены результаты многолет­них исследований авторов, направленных на изучение эффективности пептидных биорегу­ляторов в профилактике спонтанных, инду­цированных химическими и радиационными агентами новообразований, а также рост пере­виваемых опухолей у животных. Приводятся данные по оценке механизмов антиканцеро­генного и противопухолевого действия пепти­дов. Обсуждаются перспективы применения пептидных биорегуляторов для профилактики и лечения новообразований у человека.

          Ключевые слова: пептидные биорегуля­торы, химиопрофилактика рака, старение, мыши, крысы.

 

          Профилактика злокачественных новообразо­ваний является одним из важнейших компонентов противораковой борьбы. Она требует комплекс­ного подхода и включает несколько направлений, из которых ведущее значение, благодаря перспек­тивам применения мероприятий массового харак­тера в сочетании с возможностями индивидуаль­ного подхода, имеет так называемая первичная профилактика злокачественных опухолей. Под ней понимают, прежде всего, предупреждение воздействия на человека или реализации эффек­та канцерогенных факторов различной природы посредством использования различных способов защиты от действия таких факторов [32, 58]. Эпидемиологическими исследованиями выявлена ведущая роль факторов окружающей среды и образа жизни в возникновении новообразований у человека [58, 61]. Изучение этой проблемы в экспериментах на животных позволило выявить многие механизмы модифицирующего влияния различных агентов на развитие опухолевого про­цесса [57]. Установление многостадийности кан­церогенеза допускает возможность предотвра­щения возникновения опухоли теми или иными фармакологическими воздействиями на ранних этапах канцерогенеза, в частности, на процессы инициации, промоции и прогрессии [1, 19]. В настоящее время это направление, получившее название химиопрофилактики рака, интенсивно развивается [1, 19]. Особое место среди средств химиопрофилактики опухолей занимают пептид­ные биорегуляторы [31, 39].

          Установлено, что по мере старения происхо­дит инволюция центрального органа иммунной системы — тимуса и нейроэндокринной систе­мы— эпифиза [15, 31, 39]. Также выявлено существенное снижение синтеза белка в клетках различных тканей организма [62]. Для восстанов­ления функций тимуса, эпифиза и других органов разработан специальный метод для извлечения, очистки и фракционирования низкомолекуляр­ных пептидов из экстрактов этих органов [31, 39, 62]. Выделенные низкомолекулярные пептиды из тимуса (препарат «тималин») и из эпифиза (пре­парат «эпиталамин») животных были изучены в различных биологических моделях. Эти пептид­ные препараты в многочисленных экспериментах способствовали достоверному увеличению сред­ней и, в ряде случаев, максимальной продолжи­тельности жизни мышей и крыс, а также замед­лению у них старения репродуктивной системы, двигательной активности и физической вынос­ливости [14, 31, 39, 62]. В специальных экспери­ментах было установлено, что короткие пептиды, выделенные из различных органов и тканей, а также их синтезированные аналоги (ди-, три-, тетрапептиды) обладают достоверной тканеспе- цифической (геноспецифической) активностью как в культуре клеток, так и в эксперименталь­ных моделях у молодых и старых животных [43]. Были установлены главные преимущества корот­ких пептидов: они обладали высокой биологи­ческой активностью, проявляли тканеспецифич- ность, у них отсутствовала видоспецифичность и иммуногенность. Эти характеристики сближали регуляторные пептиды с некоторыми пептидными гормонами [43, 62].

          В течение многих лет проводилось подроб­ное изучение молекулярных масс, химических свойств, аминокислотного состава и последова­тельности аминокислот низкомолекулярных пеп­тидов из тимуса, эпифиза и других органов [31, 43, 62]. Полученная информация была исполь­зована для осуществления химического синтеза некоторых коротких пептидов. Сравнение пока­зало, что биологическая активность природных и синтетических препаратов в основном идентична.

          В настоящей статье представлен обзор выпол­ненных за последние 35 лет работ авторов и воз­главляемых ими коллективов по изучению эффек­тивности антиканцерогенного и противоопухоле­вого действия пептидных биорегуляторов.

Эпиталамин

          В серии наших исследований было установ­лено, что длительное введение пептидного препа­рата эпифиза— эпиталамина увеличивает про­должительность жизни самок крыс [59], линий мышей— СЗН/Sn и SHR [50, 55]. Применение эпиталамина увеличивало среднюю продолжи­тельность жизни всех исследованных животных. Время достижения 90% смертности и макси­мальная продолжительность жизни возрастали у дрозофил, крыс и мышей СЗН/Sn, но не SHR. Скорость старения, рассчитываемая как пара­метр а уравнения Гомпертца, снижалась на 52% у крыс и на 27% у мышей СЗН/Sn и не менялась у мышей SHR. Соответственно увеличивалось или не менялось время удвоения интенсивности смертности.

          У мышей СЗН/Sn и SHR эпиталамин достовер­но снижал частоту развития опухолей (табл. 1). Еще более выраженным было снижение общего числа опухолей и соответственно среднего числа в расчете на животное. Важно отметить, что продолжительность жизни животных без опухолей возрастала на 41% у мышей СЗН/Sn и на 26% у мышей SHR, что свидетельствует о непосред­ственно геропротекторном действии эпиталамина.

          При введении эпиталамина с 15-ме.л шого возраста, когда обычно начинаются возрастные нарушения репродуктивной функции, наблюдалось снижение частоты развития новообразований (с 43% до 28%) и некоторое увеличение (на 11%) средней продолжительности жизни. Максимальная продолжительность жизни животных увеличилась почти на 3 мес. Заслуживает внимания тот факт, что 23% крыс, которым вводили эпиталамин, жили дольше, чем прожившая максимальный срок крыса из контрольной группы [11].

          Введение эпиталамина существенно тормо­зило канцерогенез, индуцируемый 7,12-диметил- бенз(а)антраценом (ДМБА) у самок крыс [60]. Аденокарциномы молочной железы развились в 81% случаев у крыс, которым вводили канцеро­ген и 0,9% раствор NaCl, и в 26% случаев у крыс, которым наряду с ДМБА вводили эпиталамин. Препарат также угнетал канцерогенез, индуциро­ванный у самок крыс однократным общим рент­геновским облучением в дозе 4,5 Гр [6]. Частота всех или только злокачественных опухолей под влиянием эпиталамина снизилась по сравнению с контролем соответственно в 1,3 и 2,7 раза. При этом наиболее существенно тормозилось разви­тие аденокарцином молочной железы, опухолей щитовидной железы, матки, яичников и гемобластозов.

Таблица 1

Влияние пептидных биорегуляторов на продолжительность жизни и развитие спонтанных опухолей

у лабораторных животных

 

Препарат

Вид, линия животных

Пол

Начало введения

СПЖ (в % к контролю)

Частота спонтанных опухолей, %

Влияние на латентный период

Авторы

Контроль

Воздействие

Эпиталамин

Крысы

Самки

3,5 мес

+25*

31

33

[59]

Крысы

Самки

15 мес

+6

43

28

[11]

Мыши СЗН/Sn

Самки

3,5 мес

+31*

67

32*

[7,50]

 Мыши SHR

Самки

3,5 мес

+13

55

38

[8]

Самки

3,5 мес

+11*

55

38

[4]

Самки

12 мес

+6

56

46

 

Тималин

Мыши СЗН/Sn

Самки

3,5 мес

+28*

67

24*

=

[7,50]

 

Мыши SHR

Самки

3,5 мес

+12*

55

45

=

[8]

Самки

3,5 мес

-2

55

45

=

[4]

Самки

12 мес

+13а

56

40

=

 

Glu-Trp (тимоген)

Крысы

Самки

4 мес

+2

39

25

=

[51]

Lys-Glu (вилон)

Мыши СВА

Самки

6 мес

+3*

30

20

=

[41,42]

Мыши HER2/neu

Самки

2 мес

-7

82

89

=

[2, 40]

Ala-Glu-Asp-Gly (эпиталон)

Крысы

 

Самки

4 мес

-8

53

12*

[22]

Самцы

4 мес

+7а

30

10*

[23]

Мыши SHR

Самки

3 мес

+13а*

36

32

=

[53]

Мыши СВА

Самки

6 мес

+5*

30

18

[49]

Мыши САМКR-1

Самки

2 мес

+5

76

67

=

[10,56]

Мыши САМКP-1

Самки

2 мес

+8*

73

61

=

 

Мыши HER2/neu

Самки

2 мес

+13*

82

72

[54]

ДСИПb

Мыши SHR

Самки

3 мес

+17а*

36

14*

[66]

Мыши SHR

Самки

3 мес

+20а*

30

25

[26]

Примечание. а Средняя продолжительность жизни последних 10% животных; bДСИП дельта-сон индуцирующий пептид (Trp-Ala-Gly-Asp-Als-Ser-Gly-Glu);    

  — увеличение латентного периода опухолей; = — отсутствие эффекта.

*Разница с контролем статистически достоверна, p<0,05.

 

          Было изучено влияние эпиталамина на реали­зацию трансплацентарного канцерогенеза, инду­цированного введением крысам на 21-й день бере­менности N-нитрозоэтилмочевины (НЭМ) в дозе 75 мг/кг [20, 46]. Родившееся потомство было разделено на 2 группы, одна из которых, начиная с 2-месячного возраста, длительно получала эпита­ламин, а другая группа служила контролем. Было установлено, что применение эпиталамина на 10% снизило частоту развития всех новообразований, на 28% — частоту опухолей спинного мозга, на 25% — частоту опухолей почек и на 15% — опу­холей периферических нервов, а также увеличило латентный период их развития (табл. 2)

          В наших исследованиях противоопухолевая активность эпиталамина была изучена на ряде перевиваемых опухолей: гепатоме-22а, плос­коклеточном раке шейки матки SCC, мелано- ме Гардинг-Пасси, раке молочной железы РСМ, карциномах Эрлиха и NK/Ly, карциноме легкого Льюис, лимфолейкозе ЛИО-1 и лейкозе L1210 [9,12, 27, 30]. Эпиталамин существенно тормозил рост опухолей РСМ и SCC, менее эффективно — гепатомы-22а, увеличивал продолжительность жизни мышей с привитым лейкозом ЛИО-1 и не влиял на рост меланомы Гардинг-Пасси, карцино­мы легкого Льюис и лейкоза L120. Эпиталамин потенцировал противоопухолевый эффект циклофосфана в отношении опухоли SCC [27], а также ослаблял метастазирование лимфосаркомы Плисса и карциномы легкого Льюис, стимулиро­ванное хирургическим стрессом [12] (табл. 3).

          Таким образом, применение эпиталамина ока­зывало существенное угнетающее влияние на развитие спонтанных и индуцированных химичес­кими канцерогенами или облучением опухолей, тормозило рост некоторых перевиваемых опухо­лей, снижало их метастатический потенциал.

Таблица 2

Влияние пептидных биорегуляторов на индуцированный канцерогенез у лабораторных животных

Препарат

Вид животных

Канцерогенный агент

Основная локализация опухоли

Частота развития опухолей, %

Латентный период опухоли

Авторы

Контроль

Препарат

Эпиталамин

Крысы

ДМБА

Молочная железа

81

26*

=

[60]

Крысы

НЭМ т/пл

Все опухоли

98

88*

[20, 46]

Головной мозг

61

59

Спинной мозг

62

34*

Периферические нервы

42

27*

Почки

37

13*

Крысы

Рентгеновское облучение

Все опухоли

74

58

=

[6]

Злокачественные опухоли

36

13*

Молочная железа

16+

3*

Тималин

Крысы

ДМБА

Молочная железа

69

18*

[3]

Крысы

НЭМ т/пл

Все опухоли

98

90

[20, 46]

Головной мозг

61

65

Спинной мозг

62

29*

Периферические нервы

42

42

Почки

37

25

Крысы

Рентгеновское облучение

Все опухоли

74

69

[54]

Злокачественные опухоли

36

19*

Молочная железа

21

3*

Мыши СЗН

Рентгеновское облучение

Все опухоли

92

43*

[33]

Лейкозы

46

14*

Молочная железа

38

14*

Glu-Trp (тимоген)

Крысы

90Sr и 137Cs

Все опухоли

39

25*

=

[54]

Злокачественные опухоли

16

8

Крысы

ЭЭНС

Пищевод и преджелудок

98

85

=

[31]

Lys-Glu (вилон)

Крысы

ББНА

Мочевой пузырь

76

56*

=

[34]

Мыши СВА

ДМГ

Почки

60

14*

[35]

Ala-Glu-Asp-Gly (эпиталон)

Крысы-самки

LL

Все опухоли

44

38

[22]

Молочная железа

41

27*

Матка

12

0*

NL

Все опухоли

71

44*

Молочная железа

63

36*

Крысы-самцы

LL

Все опухоли

26

12*

[23]

Лейкозы

12

0*

NL

Все опухоли

22

8*

Лейкозы

8

0*

Тестикулы

12

2*

Крысы

ДМГ

Все опухоли

100

95

#

[52]

Восходящая толстая кишка

85

60*

Нисходящая толстая кишка

100

70*

Крысы

ББНА

Мочевой пузырь

76

76

=

[34]

Мыши СВА

ДМГ

Почки

60

14*

[35]

Мыши СЗН/Не

MMTV

Молочная железа

 

9

5*

#

[64]

Мыши FVB/N

HER2/neu

Молочная железа

 

82

72*

[54]

ДСИП

Мыши SHR

Уретан

Легкие

51

46

#

[26]

Мыши SHR

Бенз[а]перен

Мягкие ткани

80

71

          Сокращения: ББНА — N-бутил-N (4-гидроксибутил)-нитрозамин; ДМБА— 7,12-диметилбенз(а)-антрацен; ДМГ-1,2-диметилгидразин; НЭМ — N-нитрозоэтилмочевина; т/пл,—трансплацентарно; ЭЭНС — этиловый эфир нитрозоскаркозина; HER2/neu — онкоген рака молочной железы; LL— постоянное освещение; MMTV— вирус рака молочной железы мышей; NL— естественное освещение Северо-Запада России (г. Петрозаводск); 

 

       — увеличение латентного периода опухолей; = — отсутствие эффекта.

* Различие с контролем достоверно, р<0,05.

# Животные были умерщвлены в определенном возрасте (см. в тексте).

Таблица 3

Влияние пептидных биорегуляторов на рост перевиваемых опухолей

Препарат

Вид и линия животных

Опухолевый штамм

Тип опухоли

Торможение опухолевого роста, в %

Авторы

Эпиталамин

Мыши СЗНА

РСМ

АК МЖ

80*

[47,60]

Мыши СЗНА

Гепатома-22а

Гепатокарцинома

35*

Мыши BALB/c

SCC

Полоскоклеточный рак шейки матки

76*

Мыши SHR

Меланома Гардинг-Пасси

Злокачественная меланома

8

Мыши SHR

LIO-1

Лимфолейкоз

50*

Мыши (S57BL/6DBA2)F1

L-1210

Лейкоз

0

Lys-Glu (вилон)

Крысы

 

Гепатома-27

 

Гепатоцеллюлярный рак

0

 

[28]

Мыши Balb/c

 

АКАТОЛ

 

Аденокарцинома толстой кишки

51*

 

Мыши DBA/2

Р388

Лейкоз

0

Мыши C57BL

Меланома-В16

Меланобластома

20

Ala-Glu-Asp-Gly (эпиталон)

Крысы

М-1

Саркома

34

[45]

Крысы

 

Гепатома-27

 

Гепатоцеллюлярный рак

20

 

[28]

Мыши Balb/c

 

АКАТОЛ

 

Аденокарцинома толстой кишки

44*

 

Мыши DBA/2

Р388

Лейкоз

0

Мыши C57BL

Меланома-В16

Меланобластома

0

*Различие с контролем достоверно, р<0,05.

 

Тималин

          В исследованиях влияния тималина на продол­жительность жизни животных и частоту спон­танных опухолей использовали самок мышей C3H/Sn [50]. Начиная с 3,5-месячного возраста, животным вводили подкожно тималин в дозе 0.5 мг курсами по 5 дней ежемесячно до их естест­венной гибели. Контрольным мышам вводили по аналогичной схеме изотонический раствор NaCl. Периодически у мышей каждой группы брали кровь из глазничного синуса для исследования функциональной активности лимфоцитов в реак­ции ФГА-индуцированной бласттрансформации лимфоцитов (РБТЛ).

          При введении тималина средняя продолжи­тельность жизни у всех животных увеличивалась на 28%, а у мышей без опухолей— на 40,5%. Максимальная продолжительность жизни мышей увеличивалась на 2,5 мес. Введение тималина сни­жало частоту возникновения новообразований в 2,8 раза. Под влиянием препарата снизилась час­тота аденокарцином молочной железы (в 2,6 раза) и множественность развития опухолей этого типа. Кроме того, в группе мышей, которым вводили тималин, ни в одном случае не были выявлены лейкозы, развившиеся у контрольных животных в 14,3% случаев. Показатели РБТЛ у мышей, которым вводили тималин, оказались выше, чем у контрольных животных того же возраста. Исходя из этого, можно предположить, что геропротекторное и противоопухолевое действие пепти­дов тимуса связано с торможением возрастного снижения функций лимфоцитов, участвующих в реакциях клеточного иммунитета.

          Тималин также эффективно подавлял раз­витие спонтанных опухолей, преимущественно аденокарцином молочной железы, у мышей SHR [8]. Частота их возникновения уменьшилась по сравнению с контролем в 1,8 раза.

          В наших опытах частота возникновения опу­холей у самок крыс, которым вводили ДМБА и тималин, снизилась на 24%, а частота развития аденокарцином молочной железы — в 3,8 раза по сравнению с таковой у крыс, подвергавшихся воздействию только канцерогена [3]. Применение тималина существенно тормозило реализацию трансплацентарного канцерогенеза, индуцирован­ного НЭМ у крыс [20, 46]. Так, на 1,5-2,5 мес увеличился латентный период опухолей, на треть уменьшилась частота новообразований спинного мозга и на 13% — опухолей почек.

          В опытах с самками крыс, подвергнутых одно­кратному общему рентгеновскому облучению в дозе 4,5 Гр, было изучено влияние тималина на радиационный канцерогенез [6]. Препарат вводи­ли, начиная с 3-й недели после облучения в тече­ние всей последующей жизни животных. Тималин в 1,9 раза уменьшал частоту возникновения зло­качественных опухолей в отдаленные сроки после облучения. Наиболее выраженный антиканцеро­генный эффект наблюдался в отношении аденокарцином молочной железы. Тималин увеличивал латентный период развития фиброаденом молоч­ной железы, уменьшал частоту развития лейко­зов, злокачественных опухолей матки, новообра­зования яичников и щитовидной железы.

          У самок мышей СЗН/Sn, подвергнутых фрак­ционированному общему рентгеновскому облуче­нию в дозе 0,5 Гр в течение 10 дней (суммарная доза 5 Гр), частота всех опухолей, только лейко­зов или только аденокарцином молочной железы снизилась по сравнению с контролем в 2,1, 3,9 и 2,7 соответственно [33].

 

Тимоген (Glu-Trp)

          Введение тимогена крысам-самкам, начиная с возраста 5 мес, 5 раз в неделю в течение 12 мес сопровождалось увеличением средней продолжи­тельности жизни 10% максимально проживших особей по сравнению с контролем и 2-кратным снижением у них частоты развития злокачествен­ных новообразований [5, 51]. Злокачественные гемобластозы (лейкозы и лимфомы) развились в 5 случаях в группе из 31 крысы контрольной группы (16%) и у 2 из 40 крыс, получавших тимоген (5%), р<0,05.

          Крысы получали этиловый эфир нитрозосаркозина (ЭЭНС) (100 мг/кг перорально в течение 8 нед), а затем часть животных получали инъек­ции тимогена в ежедневной дозе 10 мкг/крысу в течение 32 нед. Через 40 нед после начала опыта животные были умерщвлены. ЭЭНС индуцировал опухоли пищевода и преджелудка (главным обра­зом, папилломы и редко карциномы) практически у всех крыс контрольной группы, причем, мно­жественность превышала 5 опухолей на крысу. Введение тимогена на 12% уменьшило частоту развития опухолей и в 1,7 раза уменьшило мно­жественность их возникновения. Злокачественные карциномы пищевода и преджелудка развились у 12% крыс контрольной группы и лишь у 2% крыс, получавших тимоген. Контрольный пептид из легких, не обладавший иммуномодулирующим действием, был неэффективен и не влиял ни на частоту, ни на множественность развития опухо­лей [21].

           

Вилон (Lys-Glu)

          Вилон вводили самкам мышей линии СВА, начиная возраста 6 мес, ежемесячными курсами по 5 последовательных дней подкожно в дозе ОД мг/мышь. Контрольная группа по такой же схеме получала 0,1 мл 0,9% раствора NaCl [40, 49]. Применение вилона оказывало угнетающее влияние на спонтанный канцерогенез у самок мышей СВА, что выразилось в снижении часто­ты развития всех опухолей (в 1,5 раза) и мно­жественности новообразований (в 1,9 раза). Под влиянием вилона у мышей в 2,5 раза реже разви­вались аденомы легких и наблюдалась тенденция к снижению частоты развития аденокарцином молочной железы.

          Трансгенным HER2/neu мышам вилон вво­дили, начиная с 2-месячного возраста, подкожно ежемесячно 5 дней подряд в дозе 1 мкг до конца жизни животных [2]. Введение вилона на ока­зывало какого-либо существенного влияния на частоту развития, множественность, метастазирование или латентный период аденокарцином молочной железы.

          Самцам крыс ежедневно в течение 12 нед с питьевой водой вводили М-бутил-М-(4- гидроксибутил) нитрозамин (ББНА) и в течение 6 мес курсами по 5 дней ежемесячно вводили внутримышечно вилон в дозе 1 мкг/крысу или изотонический раствор NaCl [34]. Общее коли­чество опухолей мочевого пузыря, так же, как и количество злокачественных и доброкачест­венных опухолей, при введении вилона было меньшим, чем в контроле (р<0,05). Также мень­шим было число пренеопластических поражений. Анализ характера поражения мочевого пузыря в сопоставлении с контрольной группой свидетель­ствовал о более поздней малигнизации эпителия в группе животных, получавших вилон.

          В другом эксперименте было изучено влияние вилона на неопластические процессы, индуциро­ванные введениями 1,2-диметилгидразина (ДМГ) у мышей [35]. Мышам-самцам линии СВА в тече­ние 15 нед 1 раз в неделю вводили подкожно ДМГ в дозе 8 мг/кг. Часть животных получали вилон курсами по 5 дней с 4-недельными перерывами в разовой дозе 10 мкг/кг. Всего мыши получили 6 курсов введений дипептида, причем, первый курс был начат за 2 дня до 1-й инъекции канцерогена. У 6 из 10 мышей контрольной группы, доживших до времени появления 1-й опухоли, развились раз­личные новообразования: фибросаркома, 2 аде­номы и киста почки, гепатома и аденокарцинома легкого. У 2 из 14 мышей, получавших наряду с канцерогеном вилон, были обнаружены гепатома и аденома почки. Морфологическое исследование органов животных, павших до появления первых новообразований, показало, что в почках кон­трольных мышей в 100% случаев имели место гиперпластические изменения, тогда как в группе животных, получавшей вилон, такие изменения были выявлены лишь в 57% случаев. Авторы отмечают, что применение вилона замедляло раз­витие опухолевого процесса, индуцируемого ДМГ у мышей.

 

Эпиталон (Ala-Glu-Asp-Gly)

          Мышам-самкам SHR эпиталон вводили еже­месячно курсами по 5 последовательных дней подкожно в дозе 1 мкг/мышь, начиная с возраста 3 мес [54]. Введение препарата не оказало влияния на общую частоту развития спонтанных опухолей у мышей этой линии, однако в 6 раз уменьшило частоту развития спонтанных лейкозов по сравне­нию с контролем (р<0,01).

          Мышам-самкам линии СЗН/Не эпиталон вво­дили подкожно 5 раз в неделю в дозе 1 мкг/мышь, начиная с возраста 1 год и в течение 6,5 мес [64]. Спонтанные опухоли развились у 9 из 56 конт­рольных самок (16%) и у 7 из 61 мыши, получав­ших инъекции эпиталона. Злокачественные опу­холи возникли, соответственно у 10,7% и 4,9% мышей контрольной и подопытной групп, причем, в трех случаях в контрольной группе они метастазировали, тогда как среди мышей, получавших эпиталон, случаев метастазирования опухолей не было выявлено.

          Самкам мышей сублиний SAMP-1 (с уско­ренным старением) и SAMR-1 (резистентных к ускоренному старению, контрольная субли­ния), начиная с возраста 2 мес и до естественной гибели животных, ежемесячно вводили курса­ми по 5 дней эпиталон (1 мкг/мышь) [10, 56]. Контрольные мыши обеих сублиний получали инъекции 0,9% раствора NaCl. Введение препа­рата мышам SAMP-1 сопровождалось некоторым увеличением по сравнению с контролем средней продолжительности жизни 10% максимально про­живших мышей, однако не влияло на частоту или сроки обнаружения опухолей (главным образом, злокачественных лимфом). Однако, не влияя на частоту опухолей, эпиталон увеличивал на 56% продолжительность жизни мышей, у которых не развились новообразования (р<0,05).

          Было установлено, что введение эпиталона, начатое с 2-месячного возраста, снижало часто­ту хромосомных аберраций в клетках костного мозга у мышей SAMP-1 в возрасте 1 года на 20%, у мышей SAMR-1 — на 30,1%, а у SHR — на 17,9% по сравнению с показателями у контроль­ных мышей такого же возраста [36].

          Трансгенным HER2/neu мышам эпиталон вво­дили, начиная с 2-месячного возраста, подкожно ежемесячно 5 дней подряд в дозе 1 мкг до конца жизни животных [2, 54]. Первая аденокарцинома молочной железы была обнаружена на 20 дней позже в группе животных, получавших инъекции эпиталона, по сравнению с контрольной группой получавших инъекции изотонического раствора NaCl. Динамика выявления опухолей молочной железы в контрольной и подопытной группах не различалась до 6-го месяца жизни мышей. Далее было отмечено отчетливое угнетение возникно­вения новых случаев новообразований у мышей, получавших эпиталон. Число мышей, у которых опухоли молочной железы не развились, в группе, получавшей эпиталон, было в 1,6 раза большим, чем в контроле (р<0,05), а число мышей, у кото­рых развилось только одна опухоль, составило, соответственно 16% и 7%. Максимальный раз­мер аденокарцином молочной железы в группе мышей, получавших эпиталон, был на 33% мень­ше, чем в контрольной группе (р<0,05). Меньшим был и диаметр метастазов. Введение эпиталона в 3,7 раза снижало экспрессию мРНК онкогена HER2/neu по сравнению с контролем, что может обусловливать его противоопухолевый эффект [54].

          Эпиталон вводили крысам-самцам и самкам, начиная с возраста 4 мес, в дозе ОД мкг/сут 5 раз в неделю до естественной смерти живот­ных, которых содержали в условиях стандартного (12 ч свет:12 ч темнота, LD), постоянного (24 ч свет, LL) или естественного режима освещения Северо-Запада России (NL) [22]. Применение пептида не оказывало существенного влияния на развитие спонтанных опухолей у самок крыс, содержавшихся в условиях LD. В условиях пос­тоянного освещения (LL) эпиталон угнетал мно­жественность опухолей и развитие фиброаденом молочной железы. В группе NL введение эпи­талона сопровождалось снижением суммарной частоты спонтанных опухолей (р<0,05) и прак­тически нормализовало динамику возникновения опухолей в группе у самок крыс. У самцов крыс применение эпиталона существенно угнетало раз­витие как всех, так и спонтанных злокачествен­ных опухолей при любом режиме освещения. Это проявилось как в более позднем появлении опухолей, так и в снижении частоты развития опухолей и уменьшении их числа [23]. Под влия­нием эпиталона достоверно уменьшалась частота развития лейдигом яичка (при режимах LL и NL). В контрольных группах при любом освещении обнаруживались гемобластозы (злокачественные лимфомы, лейкозы). У животных, получавших эпиталон, ни одного подобного случая выявлено не было.

          Самцам крыс ежедневно в течение 12 нед с питьевой водой вводили М-бутил-М-(4-гидроксибутил) нитрозамин (ББНА) и в течение 6 мес курсами по 5 дней ежемесячно вводили внутри­мышечно эпиталон в дозе 1 мкг/крысу или изо­тонический раствор NaCl [34]. В данном опыте достоверных различий не выявлено.

          В опытах на модели канцерогенеза, индуцируе­мого ДМГ у крыс, исследовалось влияние эпита- лона при воздействии, начатом на разных стадиях опухолевого процесса. ДМГ вводили крысам-сам­цам 5 раз с недельными интервалами подкожно в разовой дозе 21 мг/кг [52]. Крысы 1-й группы получали также ежедневно 5 раз в неделю инъ­екции изотонического раствора NaCl, крысам 2-й группы вводили эпиталон (1 мкг/крысу), начиная со дня 1-й инъекции ДМГ, и до конца опыта, который был завершен через 6 мес после этого. Крысам 3-й группы введение эпиталона начи­нали после завершения введений канцерогена, а крысам 4-й группы — лишь в течение первых 4   нед опыта, когда вводился канцероген. Опухоли толстой кишки (аденокарциномы) развились у 90-100% животных всех групп, однако множест­венность их составила 4,1; 2,7; 3,7 и 2,9 опухоли на крысу соответственно. В группе 1 частота аденокарцином в восходящем отделе толстой кишки составила 85%, тогда как в группах 2-4— 60% (р<0,05), 70% и 75% соответственно. В нис­ходящем отделе толстой кишки соответствую­щие показатели составили 100%, 70% (р<0,05), 80% и 75%. У крыс 2-й группы возникшие новообразования имели наименьшие размеры по сравнению с контролем. Таким образом, полу­чены убедительные данные, свидетельствующие об ингибирующем влиянии эпиталона на стадии инициации и промоции канцерогенеза в толстой кишке, индуцированного ДМГ у крыс. Было уста­новлено, что антиканцерогенный эффект эпита­лона коррелировал с его ингибирующем влиянием на пролиферативную активность в опухолях и обратно коррелировал с индексом апоптоза в тех же опухолях [65].

 

Дельта-сон индуцирующий пептид (ДСИП) (Trp-Ala-GIy-Asp-Als-Ser-Gly-Glu)

          Было изучено влияние препарата дельта-сон индуцирующего пептида (ДСИП) «дельтаран» на спонтанный и индуцированный канцерогенез у мышей-самок линии SHR. Проведено 4 серии экс­периментов. В 1-й серии 50 мышам-самкам SHR, начиная с 3-месячного возраста, вводили пептид 5 раз в неделю ежемесячно в дозе 2,5 мкг/кг. 50 мышей контрольной группы получали инъекции 0,9% раствора NaCl [66]. Применение препарата замедляло старение репродуктивной (астраль­ной) функции, уменьшало частоту хромосомных аберраций клеток костного мозга, увеличивало среднюю продолжительность жизни 10% макси­мально проживших особей и в 2,6 раза снижало частоту спонтанных опухолей, главным образом, аденокарцином молочной железы и лейкозов. Во 2-й серии опытов также изучали спонтанный канцерогенез. 80 мышей-самок линии SHR были рандомизированно разделены на две группы по 40 животных. Одна группа подкожно получала 0,9% раствор NaCl, а другая — препарат ДСИП дельта- ран, подкожно последовательными курсами по 5 дней в дозе 5 мкг/мышь в сутки ежемесячно в течение всей жизни. За мышами наблюдали до их естественной смерти. На вскрытии у мышей все внутренние органы, подозрительные на наличие опухолевого роста, исследовали макроскопически и гистологически. В 3-й и 4-й сериях опытов изу­чали эффект дельтарана на индуцированный уретаном и бенз(а)пиреном (БП) канцерогенез легких и мягких тканей, соответственно. Использовано 140 мышей, рандомизированно разделенных на две группы животных, получавших уретан или БП. Уретан вводили однократно внутрибрюшинно в изотоническом растворе NaCl в дозе 1 г/кг, после чего часть мышей получали инъекции дельтарана или ФР (контрольная группа). БП растворяли в стерильном оливковом масле и вводили под кожу поясничной области в дозе 2 мг/мышь в объеме ОД мл. Животные в этой серии также были раз­делены на две группы: подопытную (дельтаран) и контрольную (ФР). Препарат и ФР вводили в той же дозе, что и при изучении спонтанно­го канцерогенеза. Длительность эксперимента составила 32 нед. При изучении спонтанного кан­церогенеза оказалось, что в группе животных, получавших дельтаран, опухоли появлялись ста­тистически достоверно (р<0,01) позже, чем в контрольной [26]. Средняя продолжительность жизни мышей с опухолями в подопытной группе была на 12% больше, чем у контрольных живот­ных. Аденокарциномы молочных желез у мышей, которым вводили дельтаран, возникали позже, а мыши-опухоленосители жили дольше, чем тако­вые в контрольной группе. Таким образом, было установлено, что введение дельтарана оказывает достоверное замедляющее воздействие на раз­витие спонтанных опухолей молочных желез у мышей. При индуцируемом уретаном канцероге­незе введение дельтарана сопровождалось тен­денцией к уменьшению частоты и множествен­ности опухолей как в общей группе мышей, так и среди мышей-опухоленосителей, по сравнению с контрольной группой, однако статистически достоверных отличий ни по одному показателю не наблюдалось. На канцерогенез, индуцируемый БП у мышей, введение дельтарана не оказывало существенного эффекта, однако отмечено отсутствие в подопытной группе множественных мета­стазов, имевших место у контрольных мышей, а также некоторое изменение макроскопической картины опухолей в виде более редкого появления некротизации и изъязвления кожных покровов над опухолями. Таким образом, установлено, что препарат пептида дельта-сна дельтаран вызывает торможение спонтанного канцерогенеза и не ока­зывает стимулирующего влияния на индуциро­ванный уретаном и бенз(а)пиреном канцерогенез у мышей. Это подтверждает адаптивные свойства пептида дельта-сна и препарата дельтаран, создан­ного на его основе [26].

 

Механизмы антиканцерогенного и противоопухолевого действия пептидных биорегуляторов

          Учитывая актуальность поиска новых лекарст­венных средств для химиопрофилактики рака, были проведены доклинические исследования на разных структурных уровнях.

          На уровне целого организма у различных животных было продемонстрировано значитель­ное разнообразие биологической активности коротких пептидов и особенно пептидов тимуса и эпифиза, включающее антиоксидантный эффект, влияние на эндокринную систему, пролиферативную активность и апоптоз [14, 31, 37, 39, 48, 63].

          На уровне клеточных структур было обна­ружено, что короткие пептиды активируют гетерохроматин в клеточных ядрах лимфоцитов крови у людей старческого возраста [43, 62]. Крайне важным явилось обнаружение способности пеп­тидов индуцировать дифференцировку полипотентных клеток [43].

          На уровне хромосом число хромосомных аберраций используется как маркер повреждений ДНК в стареющем организме и при канцерогене­зе. Соматические мутации могут возникать из-за накопления устойчивых аберраций и лежат в основе возрастной патологии, включая злокачест­венные опухоли. Достоверная антимутагенная и репаративная активность пептидов тимуса и эпи­физа была подтверждена снижением числа хро­мосомных аберраций в клетках костного мозга и эпителия роговицы у животных с ускоренным старением [39, 43].

          На уровне регуляции активности генов установлено, что пептиды Lys-Glu и Ala-Glu-Asp- Gly при введении в организм транс генных мышей подавляют в 2-3,6 раза по сравнению с контролем экспрессию гена HER2/neu. Это подавление экс­прессии гена сопровождается достоверным умень­шением диаметра опухоли [2, 54].

          Обнаружено, что добавление тетрапептида Ala-Glu-Asp-Gly в культуру легочных фибробластов человека индуцирует экспрессию гена теломеразы, активность теломеразы и способ­ствует удлинению теломер в 2,4 раза. Активация экспрессии гена сопровождается увеличением числа делений клеток на 42,5%, что демонстри­рует преодоление предела клеточного деления Хейфлика [43, 62].

          С использованием ДНК-микрочиповой техно­логии исследовали влияние ди- и тетрапептидов Lys-Glu, Glu-Trp, Ala-Glu-Asp-Gly, Ala-Glu-Asp-Pro на экспрессию 15247 генов сердца и головного мозга мышей до и после введения пептидов [16, 17, 43]. В эксперименте использовали клоны, вхо­дящие в библиотеку кДНК Национального инсти­тута старения США. В этом эксперименте были получены уникальные данные по изменению экс­прессии различных генов под влиянием пептидов. Важным выводом явилось то, что каждый пеп­тид специфически регулирует конкретные гены. Результаты эксперимента указывают на сущест­вующий механизм пептидной регуляции генети­ческой активности. В эксперименте было также установлено, что дипептид Lys-Glu. обладающий иммуномодулирующей активностью, регулирует экспрессию гена интерлейкина-2 в лимфоцитах крови [43].

          На молекулярном уровне существовал оче­видный разрыв между многочисленными доказа­тельствами специфических эффектов, вызванных регуляторными пептидами в активации транскрип­ции генов, и ограниченными схемами процесса, который лежит в основе селективного связывания фактора транскрипции со специфическими сайта­ми ДНК. При этом неспецифическое связывание белков с двойной спиралью ДНК было доказано физико-химическими методами [62]. Для актива­ции транскрипции гена в клетках высших организ­мов, как правило, требуются десятки макромолекулярных активаторов и факторов транскрипции.

          Геометрическая и химическая комплементарность аминокислотной последовательности пеп­тида и последовательности нуклеотидных пар ДНК были положены в основу предложенной нами молекулярной модели [43,62]. Регуляторный пептид распознаёт специфический сайт в двой­ной спирали ДНК. если его собственная амино­кислотная последовательность комплементарна на достаточном протяжении последовательности нуклеотидов ДНК; другими словами — их взаи­модействие специфично из-за совпадения после­довательностей.

          Каждая последовательность нуклеотидных пар в двойной спирали ДНК образует уникаль­ный узор функциональных групп на поверхности большой канавки двойной спирали ДНК. Пептид в развёрнутой (3-конформации может комплемен­тарно расположиться в большой канавке ДНК вдоль оси двойной спирали. Литературные данные о молекулярной геометрии двойной спирали ДНК и пептидной (3-нити были использованы для того, чтобы найти последовательность нуклеотидных пар для специфического связывания ДНК и пеп­тида Ala-Glu-Asp-Gly. Скрининг показал, что этот тетрапептид может быть размещён в боль­шой канавке ДНК с последовательностью нук­леотидов на ведущей цепи ATTTG (или АТТТС) в соответствии с комплементарностью расположе­ния их функциональных групп [43, 62].

          Для экспериментальной проверки молекуляр­ной модели были использованы синтетические препараты: ДНК [поли (dА-dТ):поли (dA-dT)] (двойная спираль) и тетрапептид Ala-Glu-Asp-Gly. С помощью гельхроматографии было доказано, что пептид Ala-Glu-Asp-Gly образует устойчивый межмолекулярный комплекс с двойной спиралью ДНК [44, 62]. Комплементарное связывание пеп­тида с последовательностью нуклеотидов на веду­щей цепи ТАТАТА двойной спирали может быть осуществлено посредством шести водородных и одной гидрофобной связей между функциональ­ными группами обоих участников.

          В нормальных физиологических условиях ДНК существует в форме двойной спирали, две полимерных цепи которой удерживаются вместе водородными связями между парами оснований на каждой цепи. Большинство биологических про­цессов, включающих ДНК (транскрипция, реп­ликация), требует, чтобы двойная спираль разде­лилась на отдельные цепи. В частности, известно, что локальное разделение цепей двойной спирали предшествует транскрипции генов РНК полимеразой. Для того, чтобы началась транскрипция (синтез матричной РНК), двойная спираль ДНК должна быть освобождена от гистонов, а в том месте, где начинается синтез матричной РНК, цепи двойной спирали должны быть разделены.

          С использованием спектрофотометрии в ультрафиолетовой области растворов синтети­ческой двойной спирали ДНК и тетрапептида Ala-Glu-Asp-Gly обнаружен концентрационно зависимый гиперхромный эффект (увеличение оптической плотности раствора при длине волны 260 нм) в смеси пептида и двуспиральной ДНК. Гиперхромный эффект свидетельствует о частич­ном разрушении водородных связей между нуклеотидными парами двойной спирали и о локаль­ном разделении цепей двойной спирали (аллостерическое конформационное изменение).

          В специальном эксперименте установлено, что разделение цепей (плавление) свободной ДНК происходит при температуре +69,5 °С. В сис­теме ДНК с тетрапептидом плавление спира­ли произошло при +28 °С и характеризовалось снижением показателей энтропии и энтальпии примерно в 2 раза [44]. Этот факт указывает на термодинамически облегченный путь разделения цепей ДНК при температурном режиме, харак­терном для биохимических процессов большин­ства живых организмов. Эксперименты in vitro показывают, что короткий пептид определённой структуры и аминокислотной последовательнос­ти может участвовать в активации транскрипции генов на этапе разделения цепей двойной спирали ДНК. Биохимический аспект этого факта состоит в сходстве структуры и аминокислотной последо­вательности регуляторного пептида и специфи­ческого участка пептидной цепи макромолекулярного фактора транскрипции.

Применение пептидных биорегуляторов для лечения онкологических больных

          Важно подчеркнуть, что пептидные биорегу­ляторы не обладают токсическими эффектами. Некоторые из этих препаратов допущены к при­менению в клинике. К настоящему времени два комплексных пептидных биорегулятора, эпиталамин и тималин, прошли длительную комплекс­ную проверку их геропротекторной активности в Институте геронтологии АМН Украины (Киев) и в Институте биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН (Санкт-Петербург) [29, 39]. В связи с тем, что эпиталамин способствует восстанов­лению клеточного иммунитета и гормональной регуляции, а также обладает противоопухолевым действием, этот препарат был применен у 349 онкологических больных в основном гормонозависимыми формами опухолей (рак молочной железы, тела или шейки матки, яичников) и дру­гих локализаций (рак легкого, желудка и пищево­да). Было отмечено, что эпиталамин уменьшает проявления интоксикации, улучшает самочувст­вие, замедляет прогрессирование заболевания и снижает риск рецидивов. Подробно результаты этих исследований приведены в публикациях [12, 18, 25, 27, 38].

Таблица 4

Сводные данные об изучении антиканцерогенной и противоопухолевой активности пептидных биорегуляторов

Препарат

Спонтанный канцерогенез

Химический канцерогенез

Физический канцерогенез

Перевиваемые опухоли

Эпиталамин

Крысы,

мыши СЗН/Sn,

мыши SHR

ДМБА, НЭМ

Общее рентгеновское облучение

РСМ

Гепатома 22

Карцинома легкого Льюиса

Лимфосаркома Плисса

Меланома Гардинг-Пасси

Саркома-180

SCC

LIO-1

L1210

NK/Ly

Тималин

Мыши СЗН/Sn, мыши SHR

ДМБА, НЭМ

Общее рентгеновское облучение (крысы и мыши)

Лейкоз

Glu-TRP (тимоген)

Крысы

НСЭЭ

90Sr и 137Cs

Гепатома 22а

Lys-Glu (вилон)

Мыши СВА

Мыши HER2/neu

ББНА

 

Гепатома-27

Меланома В16

Лейкоз Р388

АКАТОЛ

Ala-Glu-Asp-Gly (эпиталон)

Крысы,

мыши СВА,

мыши SHR,

мыши SAMR-1

мыши SAMP-1

мыши HER2/neu

ББНА

ДМГ (крысы)

ДМГ (мыши)

LL,

NL

Гепатома-27

Меланома В16

Лейкоз Р388

АКАТОЛ

Саркома М-1

ДСИП

мыши SHR,

мыши HER2/neu

Бенз(а)пирен

Уретан

 

 

 Сокращения —см.табл.2.

          Таким образом, изучение биологической активности пептидов на различных структур­ных уровнях и физико-химических процессов их взаимодействия показало несомненную высокую физиологическую активность пептидных регуля­торов. Основным выводом явилось то, что пеп­тиды обладают способностью регулировать экс­прессию генов. В доклинических исследованиях установлена высокая биологическая активность и безопасность натуральных и синтезированных пептидов [31, 39, 43, 62]. Так, введение пептидов Glu-Trp, Lys-Glu, Ala-Glu-Asp-Gly и Trp-Ala-Gly-Asp-Als-Ser-Gly-Glu животным способство­вало уменьшению частоты развития спонтанных и в ряде моделей — индуцированных опухолей и увеличению средней продолжительности жизни (табл. 4).

          Учитывая достоверные данные, свидетель­ствующие о высокой геропротекторной актив­ности тканеспецифических как природных, так и синтетических пептидных препаратов, особое внимание в последние годы было уделено изу­чению геропротекторной активности пептидов у людей пожилого и старческого возраста [29]. Так, ежегодное курсовое применение препаратов тимуса и эпифиза привело к достоверному сниже­нию смертности, что было связано с улучшением функции иммунной, эндокринной, сердечно-сосу­дистой систем, мозга, повышением плотности костной ткани [29]. Следует отметить, что приме­нение препарата тимуса привело к снижению в 2 раза частоты острых респираторных заболеваний. Особенно значимым явился факт восстановле­ния уровня секреции мелатонина у пациентов после введения препарата эпифиза. Эти резуль­таты открывают определенные перспективы для применения пептидных биорегуляторов для про­филактики злокачественных новообразований у человека. Все пептидные биорегуляторы, для которых продемонстрирована их способность увеличивать продолжительность жизни, улучшают иммуни­тет. В случае эпиталамина и эпиталона она, скорее, связана с влиянием этих биорегулято­ров на эпифиз, продукты которого, в свою оче­редь, могут стимулировать иммунитет. Таким же образом могут объясняться нейроэндокринные и антиоксидантные эффекты этих двух препаратов. Усиление иммунитета, оптимизация нейроэндокринных функций и ингибирование свободнорадикальных реакций могут создавать основу для противоопухолевого действия. Снижение частоты возникновения опухолей является существенным фактором увеличения средней продолжительнос­ти жизни у лабораторных мышей и крыс, кото­рым свойственна высокая предрасположенность к раковым заболеваниям. Усиление антиоксидантной активности само по себе способствует уве­личению продолжительности жизни. На продол­жительности жизни может положительным обра­зом сказываться оптимизация нейроэндокринных регуляторных механизмов.

 

Литература

1.       Александров В.А., Беспалов В.Г. Химиопрофилактика рака у пожилых // Рак у пожилых / Под ред. В.Н.Анисимова, В.М. Моисеенко, К.П. Хансона.—СПб.: ООО «Издательство Н-Л», 2004.-С. 296-317.

2.        Алимова И.Н., Забежинский М.А., Provinciali М. и др. Влияние эпиталона и вилона на развитие опухолей молочной железы у самок трансгенных мышей erbB- 2/neu // Вопр. онкол.—2002,—Т. 48,—С. 57-60.

3.       Анисимов В.Н., Данецкая Е.В., Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Тормозящее влияние полипептид­ного фактора тимуса на развитие аденокарцином молочной железы, индуцированных 7,12-диметил- бенз (а)антраценом у самок крыс //Докл. АН СССР — 1980.-Т. 250.-С. 1485-1487.

4.        Анисимов В.Н., Локтионов А.С., Морозов В.Г., Хавин­сон В.Х. Увеличение продолжительности жизни и снижение частоты опухолей у мышей при введении полипептидных факторов тимуса и эпифиза, нача­том в разном возрасте// Там же. —1988.—Т. 302,— С. 473-476.

5.        Анисимов В.Н., Мирецкий Г.И., Морозов В,Г. и др. Влияние синтетического иммуномодулятора тимо- гена на радиационный канцерогенез у крыс // Вопр. онкол.-1992.-Т. 38.-С. 451-458.

6.        Анисимов В.Н., Мирецкий Г.И., Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Влияние полипептидных факторов тимуса и эпифиза на радиационный канцерогенез // Бюл. экспер. биол, —1982,—Т. 94, № 7,—С. 80-82.

7.        Анисимов В.Н., Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Увеличение продолжительности жизни и снижение частоты опухолей у мышей СЗН/Sn под влиянием полипептидных факторов тимуса и эпифиза // Докл. АН СССР—1982,—Т. 263.-С. 742-745

8.   Анисимов В.Н., Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Влияние полипептидных факторов тимуса, костного мозга, эпифиза и сосудов на продолжительность жизни и развитие опухолей у мышей// Там же. — 1987. — Т. 293.-С. 1000-1004.

9.   Анисимов В. Н., Морозов В. Г., Хавинсон В.Х., Дильман В.М. Сопоставление противоопухолевой активности экстрактов эпифиза, гипоталамуса, мелатонина и сигетина у мышей с перевивным раком молочной железы// Вопр. онкол.-1973.-Т. 19, № 10.-С. 99- 101.

10.   Анисимов В.Н., Попович И.Г., Забежинский М.А. и др. Влияние эпиталона и мелатонина на продолжитель­ность жизни и спонтанный канцерогенез у мышей с ускоренным старением (SAM) // Там же.—2005.— Т. 51, № 1.-С. 93-98.

11.   Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х. Влияние полипеп­тидного препарата эпифиза на продолжительность жизни и частоту спонтанных опухолей у старых самок крыс//Докл. АН СССР—1991 .—Т. 319.-С. 250-254.

12.   Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х. Применение пептид­ных препаратов эпифиза (шишковидной железы) в онкологии: двадцатилетний опыт исследования эпиталамина // Вопр. онкол. — 1993.—Т. 39.—С. 131- 142.

13.   Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х., Алимова И.Н. и др. Эпиталон угнетает развитие опухолей и экспрессию онкогена HER2/neu в опухолях молочной железы у трансгенных мышей с ускоренным старением // Бюл. экспер. биол.—2002,—Т. 133,—С. 199-203.

14.   Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х., Морозов В.Г. Влияние эпиталамина на свободнорадикальные процессы у человека и животных// Успехи геронтол, — 1999.— Т. З.-С. 133-142.

15.   Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х., Морозов В.Г. Роль пептидов эпифиза в регуляции гомеостаза: двадца­тилетний опыт исследований // Успехи совр. биол,— 1993.-Т. 113.-С. 752-762.

16.   Анисимов С.В., Бохелер К.Р., Хавинсон В.Х., Аниси­мов В.Н. Изучение действия пептидов вилона и эпиталона на экспрессию генов в сердце мыши с помощью технологии на основе микрочипов// Бюл. экспер. биол.-2002.-Т. 133.-С. 340-347.

17.   Анисимов С.В., Хавинсон В.Х.. Анисимов В.Н. Влия­ние мелатонина и тетрапептида на экспрессию генов в головном мозге мышей // Там же,—2004,— Т. 138.-С. 570-576.

18.   Бахидзе Е.В., Бохман Я.В., Хавинсон В.Х., Моро­зов В.Г. Применение тималина в комплексном лече­нии больных раком тела матки // Вопр. онкол,— 1985.-Т. 31, № 8.—С. 56-61.

19.   Беспалов В.Г. Химиопрофилактика рака// Практ. мед.—2007,—№ 2.-С. 73-74.

20.   Беспалов В.Г., Александров В.А., Анисимов В.Н. и др. Влияние полипептидных факторов тимуса, эпи­физа, костного мозга и переднего гипоталамуса на реализацию трансплацентарного канцерогенеза // Экспер. онкол.-1984.-Т. 6, № 5.-С. 27-30.

21.   Беспалов В.Г., Троян Д.Н., Петров А.С. и др. Ингиби- рующий эффект тимогена на развитие опухолей пищевода и преджелудка, индуцированных этило­вым эфиром N-нитрозосаркозина у крыс // Там же,— 1989.—Т. 11, № 4,—С. 23-26.

22.   Виноградова И.А., Букалев А.В., Забежинский М.А. и др, Влияние пептида Ala-Glu-Asp-Gly на гтолжи- тельность жизни и развитие спонтанных опухолей у самок крыс при различных световых режимах // Бюл. экспер. биол.—2007,—Т. 144.-С. 676-681.

23.   Виноградова И.А., Букалев А.В., Забежинский М.А. и др. Геропротекторный эффект пептида Ala-Glu-Asp- Gly у самцов крыс, содержавшихся при различных режимах освещения // Бюл. экспер. биол,—2008.— Т. 145.-С. 455-460.

24.   Вишневская Е.Е., Хавинсон В.Х., Николаева Д.В. Применение тималина в комплексном лечении боль­ных распространенным раком шейки матки // Вопр. онкол, —1991.-Т. 37,—С. 86-90.

25.   Владимирова Л. Ю. Неоадъювантная химиотерапия на естественных средах организма с применени­ем пептида эпифиза эпиталамина в комплексном лечении местнораспространенного рака молочной железы: Автореф. дисс. ... канд. мед. наук,—Ростов н/Д., 2000.-35 с.

26.   Войтенков В.Б., Попович И,Г. Влияние пептида дельта-сна на спонтанный и индуцируемый канце­рогенез у мышей-самок линии SHR // Вопр. онкол,— 2009.-Т. 55,—Приложение 1.-С. 9-10.

27.  Декстер Л.И., Ильин Н.В., Анисимов В.Н., Бохман Я.В. Действие полипептидного экстракта эпифиза на рак шейки матки// Вопр. онкол, —1979,—Т. 25, № 3.—С. 7-9.

28.  Заварзина Н.Ю. Влияние мелатонина и пептидных биорегуляторов на продолжительность жизни и кан­церогенез у мышей: Автореф. дисс. ... канд. биол. наук.-СПб., 2002.-21 с.

29.  Коркушко О.В., Хавинсон В.Х., Бутенко Г.М., Шатило

B.                 Б.             Пептидные препараты тимуса и эпифиза в про­филактике ускоренного старения,—СПб.: Наука, 2002.-202 с.

30.  Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Влияние экстракта из эпифиза на течение экспериментальных опухолей и лейкозов// Экспер. хир. и анестезиол, —1974,— № 1.-С. 34-38.

31.  Морозов В.Г., Хавинсон В.Х., МалининВ.В. Пептидные тимомиметики,—СПб.: Наука, 2000. —158 с.

32.  Напалков Н. П. Канцерогенные агенты и профилактика рака// Вестн. АМН СССР.-1982.-№ 12.-С. 26-32.

33.  Напалков Н.П., Яковлев Г.М., Анисимов В.Н. и др. Перспективы применения препаратов тимуса для профилактики рака// Вопр. онкол. —1988.—Т. 34,—

C.           515-521.

34. Плисс Г.Б., Мельников А.С., Малинин В.В., Хавин­сон В.Х. Влияние вилона и эпиталона на возникнове­ние и развитие индуцированных опухолей мочевого пузыря у крыс // Там же.—2001.—Т. 47,—С. 601-607.

35. Плисс Г.Б., Мельников А.С., Малинин В.В., Хавин­сон В.Х. Влияние вилона (Lys-Glu) на новообразова­ния, индуцируемые 1,2-диметилгидразина// Вопр. онкол.-2005.-Т. 51.-С. 466-469.

36.   Розенфельд С.В., Того Е.Ф., Михеев B.C. и др. Влия­ние эпиталона на частоту хромосомных поврежде­ний у мышей SAM с ускоренным старением // Бюл. экспер. биол,—2002.—Т. 133.-С. 320-322.

37.   Сидоренко Ю.С., Хавинсон В.Х., Владимирова Л.Ю. и др. Влияние эпиталамина на активность свобод- норадикальных процессов в форменных элемен­тах крови больных раком молочной железы // Вопр. онкол.-2003.-Т. 49.-С. 332-335,

38.   Слепушкин В.Д., Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х. и др. Эпифиз, иммунитет и рак (теоретические и клини­ческие аспекты).—Томск: Изд-во Томского ун-та, 1990.-148 с.

39.   Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н. Пептидные биорегуля­торы и старение.—СПб: Наука, 2003,—232 с.

40.   Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н. Синтетический дипеп- тид вилон (L-Lys-L-Glu) увеличивает продолжитель­ность жизни и угнетает развитие спонтанных опухо­лей у мышей// Докл. РАН,—2000,—Т. 372,— С. 421 - 423.

41.   Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н. Синтетический дипеп- тид эпифиза увеличивает продолжительность жизни и угнетает развитие опухолей у мышей // Там же.—

2000.                       -Т.  373.-С. 567-569.

42.   Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н., Заварзина Н.Ю. и др. Влияние вилона на показатели биологического возраста и продолжительность жизни мышей // Бюл. экспер. биол.-2000.-Т. 130.-С. 88-91.

43.   Хавинсон В.Х., Анисимов С.В., Малинин В.В., Анисимов В.Н. Пептидная регуляция генома и старе­ние.-М.: Изд-во РАМН, 2005.-208 с.

44.   Хавинсон В.Х., Соловьев А.Ю., Шатаева Л.К Плавление двойной спирали ДНК при связывании с геропротекторным тетрапептидом// Бюл. экспер. биол.-2008.-Т. 145.-С. 560-562.

45.   Хавинсон В.Х., Южаков В.В., Кветной И.М., Мали­нинВ.В. Влияние эпиталона на кинетику роста и функциональную морфологию саркомы М-1 // Вопр. онкол.-2001.-Т. 47.-С. 461-466.

46.   AlexandrovV.A., Bespalov V.G., MorozovV.G. etal. Study of the postnatal effects of chemopreventive agents on ethylnitrosourea-induced transplacental carcinogenesis in rats. II. Influence of low-molecular-weight polypep­tide factors from the thymus, pineal glands, bone mar­row, anterior hypothalamus, brain cortex and brain white substance// Carcinogenesis.—1996.—Vol. 17,— P. 1931-1934.

47.   Anisimov V.N. Pineal gland, aging and carcinogen­esis// The Pineal Gland and Cancer / Eds. D.Gupta, A.Attanasio, R.J. Reiter.—London—Tubigen: Brain Res. Promotion, 1988,—P. 107-118.

48.   Anisimov V.N., Arutjunyan A.V., Khavinson V.Kh. Effects of pineal peptide preparation Epithalamin on free-radical processes in humans and animals// Neuroendocrinol. Lett.-2001.-Vol. 22.-P. 9-18.

49.   AnisimovV.N., Khavinson V.Kh., MikhalskiA.I., Yashin A.I. Effect of synthetic thymic and pineal peptides on bio- markers of ageing, survival and spontaneous tumour incidence in female CBA mice // Mech. Ageing Dev.—

2001.                             -Vol.           122.-P. 41-68.

50.   Anisimov V.N., Khavinson V. Kh., Morozov V. G. Carcinogenesis and aging. IV. Effect of low-molecu- lar-weight factors of thymus, pineal gland and anterior hypothalamus on immunity, tumor incidence and life span of C3H/Sn mice//Ibid.-1982.-Vol. 19.-P. 245- 258.

51.   Anisimov V.N., Khavinson V.Kh., Morozov V.G. Immu­nomodulatory peptide L-Glu-L-Trp slows down aging and inhibits spontaneous carcinogenesis in rats// Biogerontology.—2000.-Vol. 1.—P. 55-59.

52.   Anisimov V.N., Khavinson V.Kh., Popovich I.G., Zabezhinski M.A. Inhibitory effect of peptide Epitalon on colon carcinogenesis induced by 1,2-dimethylhydrazine in rats//Cancer Lett.-2002.-Vol. 183.-P. 1-8.

53.   Anisimov V.N., Khavinson V.Kh., Popovich I.G. et al. Effect of epitalon on biomarkers of aging, life span and spontaneous tumor incidence in female Swiss-derived SHR mice// Biogerontology.—2003,—Vol. 4.—P. 193- 202.

54.   Anisimov V.N., Khavinson K.Kh., Provinciali M. et al. Inhibitory effect of the peptide epitalon on the develop­ment of spontaneous mammary tumors in HER-2/neu transgenic mice// Int. J. Cancer.—2002.—Vol. 101. — R 7-10.

55.   Anisimov V.N., LoktionovA.S., Khavinson V. Kh., Morozov . V. G. Effect of low-molecular-weight factors of thymus

and pineal gland on life span and spontaneous tumour development in female mice of different age// Mech. Ageing Dev.-1989.-Vol. 49.-P. 245-257.

56.   Anisimov V.N., Popovich I.G., Zabezhinksi M.A., Rosenfeld S.V. Spontaneous mutagenesis, carcino­genesis and aging in SAM mice: effect of melatonin, epitalon and neuronal// Proceedings of the 19th SAM Meeting, Kyoto, 17-18 July, 2004/ Ed. T.Takeda- Kyoto, 2004.-P. 101-102.

57.   Anisimov V.N., Ukraintseva S.V., Yashin A.I. Cancer in rodents: Does it tell us about cancer in humans? // Nature Rev. Cancer.—2005,—Vol. 5.—P. 807-819.

58.   Demark-Wahnefried W., Rock C.L., Patrick K., ByersT. Lifestyle interventions to reduce cancer risk and improve outcomes// Amer. Fam. Physician.—2008,—Vol. 77,— P. 1573-1578.

59.   Dilman V.M., Anisimov V.N., Ostroumova M.N. et al. Increase in lifespan of rats following polypeptide pineal extract treatment// Exp. Pathol. —1979,—Vol. 17,— P. 539-545.

60.    Dilman V.M., Anisimov V.N., Ostroumova M.N. et al. Study of the anti-tumor effect of polypeptide pineal extract // Oncology.-1979.-Vol. 36.-P. 274-280.

61.   Doll R., Peto R. The Causes of Cancer.—Oxford: Oxford Unive press, 1981,—121 p.

62.   Khavinson V.Kh. Peptidesandageing //Neuroendocrinol. Lett. Special Issue.-2002.-144 p.

63.   Khavinson V.Kh., Morozov V.G., Anisimov V.N. Experimental studies of the pineal gland preparation Epithalamin // The pineal gland and cancer / Eds. Bartsch C. et al.—Berlin-Heidelberg: Springer-Verlag, 2001.-P. 294-306.

64.   Kossoy G., Anisimov V.N., Ben-Hur H. et al. Effect of the synthetic pineal peptide epitalon on spontaneous carci­nogenesis in female C3H/He mice // In Vivo.—2006.— Vol. 20, № 2.-P. 253-257.

65.   Kossoy G., Zandbank J., Tendler E, et al. Epitalon and colon carcinogenesis in rats: proliferative activity and apoptosis in colon tumors and mucosa// Int. J. Mol. Med.-2003.-Vol. 12.-P. 473-477.

66.   Popovich I.G., Voitenkov B.O., Anisimov V.N. et al. Effect of delta-sleep inducing peptide-containing preparations Deltaran on biomarkers of aging, life span and sponta­neous tumor incidence in female SHR mice// Mech. Ageing Dev.-2003.-Vol. 124.-P. 721-731.

 

Поступила в редакцию 16.02.2009 г